Реклама
kondei

Рыбки для аквариума — Бразильский ментол и перуанский латунь

Сколько родов из семейства харацидовых может навскидку назвать опытный аквариумист — любитель? Минимум два, а то и три десятка. Но вряд ли в этом перечне прозвучат такие названия, как Serrapinnus, а тем более Spintherobolus. Правда, серрапиннусов некоторые знают — видели изредка в прайс-листах некоторых зарубежных поставщиков экзотических рыб, в частности Glaser. Только вот значились они там под другим именем — Cheirodon kriegi, синонимом которого как раз и является Serrapinnus kriegi. Согласно разъяснению специалистов фирмы Glaser, род серрапиннус в 1998 году выделил ихтиолог.

Malabarba, использовав в качестве определяющего фактора оригинальную форму лучей анального плавника взрослых самцов. Кроме того, эти рыбки имеют еще одну странную особенность. Снизу, от окончания анального плавника до хвостового, располагается килевидный участок своеобразных мелких и тоже пиловидных выростов. Структуры подобного вида имеет и предмет сегодняшнего разговора Spintherobolus.

Это непривычное уху харацинщика слово в переводе с древнегреческого означает «испускающий искры» или просто «искрящий». Я с увлечением занимаюсь южноамериканской харациновой мелкотой уже более 20 лет, и в моих аквариумах перебывала масса всяких очаровательных малышей, однако «искрящие» не попадались не только живьем, но и даже в виде упоминаний в литературе. И я прошел бы без внимания мимо этого мудреного словечка в прайс-листе Glaser, если бы в очередной новостной колонке фирма не представила эту рыбку: фото самца и самки, а также краткое описание: «Полное коммерческое название — Spintherobolus sp. 7 Ray Mint Tetra, происхождение — бассейн рек Арагуайа — Токантинс в Центральной Бразилии. Величина — около 4 см».

Кинулся обыскивать Интернет, но набрел только на повторение фотографий и текста из глазеровской новостной колонки. Зато в огромном списке харацидовых, который мне давным-давно любезно прислал знакомый из Саратова, наткнулся на этот род и сразу четыре его вида: Spintherobolus ankoseion, S.broccae, S.leptoura, S.papilliferus.

После такой находки интернет — поиски стали более продуктивными, удалось даже найти фотографию первой из рыб. Там же обнаружилось, что «искрящие» давно включены в Бразильскую Красную Книгу и, соответственно, на их вывоз наложен запрет. Все это давало основание полагать, что аквариумный рынок в 2011 году пополнился реальным раритетом.

Судя по приставке «sp.» в названии рыбки, мой «искрящий» был новинкой и еще не приобрел научного имени. Конечно, я его заказал и получил десяток вполне взрослых и здоровых экземпляров — 6 самок и 4 самца. Рыбки выглядели настолько хорошо, что вопреки разумной осторожности я сократил карантин до пяти дней, а когда высадил их в общий аквариум, они уже на второй день прямо там начали нереститься.

Нетрудно заметить, что в целом этот Spintherobolus напоминает широко и давно известную тетру Шольца: серебристое тело и четкая черная полоса от глаза до основания хвостового плавника. А далее — особенности.

Начнем с того, что тело рыбки несколько выше в центральной части, а маленькая голова с подчеркнуто конечным ртом и большим глазом скорее острая, нежели столь распространенная среди харацинок туповато — округленная. Узкая черная полоса расширяется в середине и утончается к хвосту, где переходит в ромбовидное тоже черное пятно, углом выходящее на плавник. За ним, уже на лопастях, лежат два ярко — белых пятна. На передней верхней грани ромба располагается блестящая светло — золотистая метка. Она особенно хорошо заметна, когда рыбка уплывает от зрителя. Вероятно, это своего рода навигационный сигнал, чтобы мигрирующая стая не рассеялась при слабом освещении, а самцу он помогает не потерять самку при преследовании. Над черной полосой тянется тонкая светлая салатно — зеленая полоса. Видимо, как раз она и дала повод назвать род «искрящим». Эта лента выглядит не сплошной, а как бы состоящей из мелких светящихся в отраженном свете фрагментов.

Несколько странно смотрятся глаза рыбки. Они лишены столь распространенных «маскирующих» элементов, как продольные или поперечные цветные или черные полосы, но создается впечатление, что имеют необычно большой совершенно черный зрачок и тонкий серебристый внешний край ириса. Возможно, внутренний, прилегающий к зрачку край «радужки» прозрачен и незаметен для наблюдателя, что визуально увеличивает зрачок. У меня пока не было погибших рыб, и я не мог детально и под достаточным увеличением разглядеть их, чтобы решить эту маленькую загадку.

Теперь о том, что такое 7 Ray. По — русски -«семи — лучевая». Дело в том, что на анальном плавнике самца жесткие лучи не просто имеют пиловидную форму. Первые семь его лучей удлинены и не связаны между собой межлучевой тканью. Торчат каждый сам по себе. И это хорошо заметно.

Как использует самец это приспособление, неизвестно. Подобного украшения у других видов рода Spintherobolus не встречается. Таким образом, наш «искрящий» может оказаться не только новым видом, но и принадлежать к новому роду.

У самки анальный плавник привычной формы.

Остальные плавники бесцветны и прозрачны, но у «дам» на брюшных и анальном, а у «кавалеров» только на брюшных имеются белые кончики.

И последнее. Mint Tetra — значит «мятная тетра». Почему именно «мятная», не совсем понятно. Возможно, из-за зеленоватого цвета полосы.

Семилучевые спинтероболусы в коллективе ведут себя вполне дружелюбно, в меру подвижны, активно участвуют в обычных рыбьих играх, причем, кажется, самки проявляют даже больше энтузиазма и не прочь погонять партнеров противоположного пола. Днем не прячутся, зато ночью, когда спят, с фонарем обнаружить их непросто: маскируются среди растений, уходят к задней стенке,и мой проверенный «ночной» способ поимки нужных рыб в общем аквариуме с мятной тетрой не проходит.

Брачные ухаживания — беготня с преследованием — начинаются с вечера и заканчиваются нерестом уже в темноте. Акты икрометания происходят в открытом пространстве, ближе к поверхности, и сопровождаются энергичным взаимным отталкиванием. Икры бывает много, более 300 штук.

Икринки относительно мелкие, менее одного миллиметра в диаметре, совершенно прозрачны и бесцветны. Не липнут и легко проваливаются через предохранительную решетку. Едят ли родители свою икру — сказать не могу, поскольку нерест энергичный, быстротечный, проходит, как уже говорилось, при слабом освещении, да и пары по окончании я сразу высаживал из нерестовика.

Порченой икры практически не было, выход очень высокий. Личинки и мальки отличаются крепким здоровьем и хорошим жизненным тонусом: «прыгунов» и «вертячек» не наблюдал. Такой успех можно объяснить еще — и тем, что для домашнего разведения это пока очень молодая генерация.

На четвертый день большинство личинок поднимается со дна, повисает на стенках. Еще через день они плывут и сразу начинают питаться. Дальнейшее воспитание малышей мятной тетры не отличается от правил, принятых для остальных харацидовых.

Первичные признаки окраски становятся заметны у самых «рослых» мальков к исходу третьей недели: это черная точка в основании хвостового плавника. Следом, через неделю, появляется черная полоска вдоль тела, а еще через семь дней в мальках уже можно узнать окраску взрослых рыб.
Мои мятные тетры нерестились в очень мягкой и слабокислой воде при температуре 26°С.

Рыбки всеядны, но растения не трогают. Создается впечатление, что они предпочитают брать корм в толще воды и очень неохотно — со дна. Мятные тетры вообще ко дну почти не опускаются, так что это рыбка, скорее, среднего уровня.

Вторая новинка, о которой я хочу сегодня рассказать,- Hasemania sp. Orange Peru. Именно под таким именем эта забавная хара — цинка приехала в Европу. И вновь ее распространителем стал Glaser.

В данном случае с наименованием произошла явная ошибка. Как известно, одним из наиболее заметных визуальных признаков Hasemania spp. является отсутствие жирового плавника. А у Orange Peru он есть. Тем не менее даже опытные ихтиологи фирмы Glaser, специализирующейся на импорте редких аквариумных рыб, не смогли определить ее род. А хасеманией, скорее всего, назвали временно — за некоторое сходство с известной медной тетрой — Hasemania папа.

Поблуждав по Интернету, я нашел несколько очень похожих по окраске рыбок. Некоторое время я даже думал, что эта новинка на самом деле уже известный Hyphessobrycon igneus. Однако в дальнейшем обнаружил подробное описание этого хифессобрикона и… В общем, интрига сохранилась.

Все интернетовские похожие рыбки были родом из бассейна Амазонки или других рек, стекающих с Анд по восточным склонам, тогда как наша новинка привезена из Перу. Есть и еще одно малоприятное соображение. В связи с предпринимаемыми правительствами некоторых южноамериканских стран попытками ограничить или вообще перекрыть хищническую добычу рыб для экспорта в Америку, Европу и Юго-Восточную Азию путем занесения редких исчезающих видов в национальные Красные книги, охотники — экспортеры норовят именовать свою добычу так, чтобы не вызывать внимания таможенных и других надзорных органов. Считаю вполне вероятным, что в данном случае мы имеем дело как раз с таким прецедентом, то есть кто-то просто «спрятал» настоящее имя рыбки за вполне невинной и безопасной для экспортеров «маской».

Один из немецких авторов предлагает называть эту харацинку «огненнохвостой латунной тетрой». Мне кажется, для русского языка это несколько громоздко, а потому предлагаю первое слово опустить.

Итак, чем же нас порадует латунная тетра? Рыба действительно имеет светло — медно — бронзоватую окраску, но отличается от нашей знакомой хасемании более высоким телом. Спинной и анальный плавники частично красноватые, а хвостовой украшен ярко-красными пятнами в первой трети его лопастей и имеет черное округлое пятно в основании. Все непарные плавники — с беловатыми кончиками.

Самцы несколько мельче, но окрашены ярче. Мои рыбки имеют длину 3-3,5 см.

При боковом освещении, особенно под солнечными лучами, весь бок рыб начинает переливаться перламутровыми синевато — голубыми и червонно — золотыми красками — глаз не оторвешь! В центре при таком освещении становится видна зеленовато — золотистая полоса, тянущаяся через все тело до основания хвостового плавника, где перед вышеупомянутым черным пятном она превращается в небольшой золотой «катафотный фонарик», подобный тем, что украшают хвосты хемиграммусов. Этот фонарик особенно заметен у молодых рыб. Можно даже предположить, что латунная тетра — один из видов Hemigrammus. Но не будем торопиться, подождем решения дипломированных специалистов.

Самки, как у большинства южноамериканских харацинок, чуть массивнее и полнее.

Рыбки держатся в средних горизонтах, где предпочитают и кормиться. Миролюбивы, всеядны, растения не повреждают.

Ко мне они попали вполне взрослыми и здоровыми одновременно с мятной тетрой. Я сразу заметил повышенный взаимный интерес «латунных» самцов и самок и по завершении укороченного карантина посадил две пары на нерест.

Икрометание прошло очень активно уже на следующее утро. Производители «уложились» буквально в один час — с 8:00 до 9:00. Состоялось это в 15 — литровом аквариуме с мягкой водой при температуре 26°С, без добавок каких — ли — бо стимулирующих веществ.

Самки были молоды и не очень «заполнены», поэтому икры получилось немного. Она прозрачная, бесцветная, неклейкая.

Выклев личинок произошел через сутки, а расплыв молодняка состоялся на седьмой день. Кормление проводил обычным образом: сначала домашняя инфузория — туфелька, затем, по мере роста,- науплиусы артемии. Малыши росли совместно с мальками мятной тетры, с которыми у них не было особой возрастной разницы.

Через две недели мальки латунных тетр приобрели желтоватый оттенок, хорошо заметный на фоне подращиваемых в этой же емкости серебристых тетр мятных. А еще через 7 дней проявилась черная точка в основании хвостового плавника. На шестой неделе на плавниках стала проявляться краснота, которая постепенно усилилась с течением времени.

Таким образом, как латунная, так и мятная тетры вполне пригодны для содержания и разведения в традиционных для американских харацинок условиях и являются приятным дополнением к российскому аквариумному ассортименту. Будем надеяться, что их ввоз не окажется единичным и они закрепятся в коллекциях отечественных рыбоводов.